•                     


В Госдуме раскритиковали основные направления налоговой политики в РФ

  • Раздел: Архив |
  • Опубликовано: 10 июня 2015, 19:40

На сегодняшнем заседании думский комитет по бюджету и налогам утвердил проект рекомендаций парламентских слушаний по основным направлениям налоговой политики на 2016 - 2018 гг., в котором предложил правительству поручить Минфину существенно доработать проект документа. 
 
По мнению участников парламентских слушаний, в представленном виде Основные направления налоговой политики Российской Федерации на 2016 год и на плановый период 2017 и 2018 годов "не только не предусматривает достойных ответных мер на современные глобальные вызовы российской экономике, но даже не содержит адекватного понимания существа этих вызовов". 
 

Информ-24 приводит полный текст Рекомендаций парламентских слушаний на тему: «Основные направления налоговой политики  Российской Федерации», состоявшихся в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации 2 июня 2015 года

"Заслушав доклады Министра финансов Российской Федерации А.Г.Силуанова, Министра экономического развития Российской Федерации А.В.Улюкаева, Председателя Счетной палаты Российской Федерации Т.А.Голиковой о проекте Основных направлений налоговой политики Российской Федерации на 2016 год и на плановый период 2017 и 2018 годов (далее - ОННП), выступления руководителя Федеральной налоговой службы М.В.Мишустина, Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей Б.Ю.Титова, первого заместителя Председателя Центрального банка Российской Федерации К.В.Юдаевой,  глав субъектов Российской Федерации, представителей бизнес-сообщества и научных организаций, участники Парламентских слушаний отмечают.
Главным достоинством рассматриваемого документа является попытка его авторов заложить в основу налоговой политики на планируемый период положение Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации о необходимости «зафиксировать» действующие налоговые условия на ближайшие четыре года. Исходя из данного положения приоритетом Правительства Российской Федерации в течение очередного трехлетнего периода провозглашается «недопущение какого-либо увеличения налоговой нагрузки на экономику».

Другим неоспоримым преимуществом рассматриваемого проекта является попытка исправить ошибки ОННП прошлых лет в соответствии с замечаниями, высказанными в ходе предыдущих парламентских слушаний. В частности, следует отметить попытку авторов документа оценить привлекательность и конкурентоспособность отечественной налоговой системы, не только сравнивая ее со странами ОЭСР (которые не являются конкурентами России в борьбе за мобильные ресурсы – трудовые ресурсы и капитал), но и со странами БРИКС и Евразийского экономического союза. Это сравнение позволило справедливо отметить, что «проведенный анализ показывает, что уровень налоговой нагрузки в экономике России (по данным МВФ) выше, чем в странах БРИКС и Таможенного союза (исключение – Бразилия и Беларусь, в которых показатель налоговой нагрузки выше, чем в России)». Такое сравнение дало возможность сделать серьезные выводы в отношении реального состояния налоговой системы страны с точки зрения налоговой нагрузки на экономику и оценить ее конкурентоспособность на международном уровне.

Вместе с этим, следует с сожалением констатировать, что изложенное выше является практически единственным реальным примером исправления ошибок предыдущих версий ОННП. В остальной части документ воспроизводит системные ошибки, отмеченные в рекомендациях парламентских слушаний от 13.05.2013 и 15.05.2014, не отвечает стоящим перед ним задачам и не может рассматриваться в качестве программного документа налоговой политики.

 
1. Проект ОННП не соответствует целям и задачам налоговой политики на современном этапе развития экономики, политическим и экономическим вызовам, которые в настоящее время стоят перед страной.
Налоговая политика, будучи составной частью экономической политики Российской Федерации, должна содержать четкие ответы на политические и экономические вызовы, с которыми сегодня сталкивается Российская Федерация. В частности, налоговая политика должна предусматривать меры, направленные на: 
- повышение темпов экономического роста, как непременного условия всестороннего развития страны; 
- предотвращение оттока капитала из России. Причем не только путем запретительных мер в рамках курса на деофшоризацию страны, но и путем создания привлекательных для бизнеса условий сохранения своих средств в России;
- повышение инвестиционной активности  (не только путем различных послаблений для участников фондового рынка, но и созданием условий для обновления основных фондов, внедрением концессионных программ, стимулированием строительства);
- повышение качества жизни населения и предотвращение социальной напряженности.   
Основным критерием оценки рассматриваемого документа должно стать его соответствие стратегическому плану развития страны, тем глобальным вызовам, которые стоят перед Россией на современном этапе ее развития. ОННП фактически ограничивают глобальные вызовы действием внешних экономических и политических факторов, а также противоправными деяниями недобросовестных налогоплательщиков. При этом факторы оттока капитала, снижения инвестиций, падения покупательского спроса, замедления темпов экономического роста в качестве глобальных вызовов, на которые должна адекватно реагировать налоговая система, не рассматриваются. В этой связи, в проекте ОННП отсутствуют меры, направленные на повышение инвестиционного привлекательности России, на создание благоприятного предпринимательского климата в стране, на устранение условий, понуждающих бизнес выводить свои капиталы за рубеж. Вместо этого подавляющая часть мер, предусматриваемых рассматриваемым документом, преимущественно направлена на противодействие уклонению от уплаты налогов и ужесточение режима налогообложения в стране.

2. Рассматриваемый документ не дает реальной оценки уровня налоговой нагрузки в экономике России, не учитывая фискальную нагрузку на налогоплательщиков в связи с уплатой ими неналоговых платежей, а также административную нагрузку, связанную с исполнением налогоплательщиками своих обязательств перед бюджетом.
Другой принципиальный вопрос, через призму которого предлагаемый документ был рассмотрен участниками Парламентских слушаний - является ли российская налоговая система конкурентоспособной (судя не по местам  в различных рейтингах, а по возможности российского бизнеса выживать в конкурентной борьбе на финансовых рынках, на рынках труда и капитала) и какие меры предлагаются для улучшения данногопоказателя? 
Основным критерием конкурентоспособности налоговой системы является уровень налоговой нагрузки в экономике страны.
Как уже отмечалось, проведенный в рамках проекта ОННП сравнительный анализ показал, что уровень налоговой нагрузки в экономике России является чрезмерно высоким по сравнению с большинством стран БРИКС и Евразийского экономического союза, выступающих реальными конкурентами России в экономическом соперничестве за финансовые и трудовые ресурсы.
При этом следует отметить, что, несмотря на принимаемые меры по созданию нового экономического пространства и нового таможенного пространства, каких-либо мероприятий по корреляции российской налоговой системы с целью ее гармонизации с налоговым законодательством стран – членов ЕАЭС и Таможенного союза в проекте ОННП не предусмотрено. Риск ухода бизнеса из России в страны с более низкой налоговой нагрузкой (Казахстан, Армению, Киргизию) авторами рассматриваемого документа во внимание не принимается, а наоборот, заявляется о дальнейшей борьбе с уходом бизнеса в низконалоговые юрисдикции.
Участниками Парламентских слушаний было предложено перейти к формированию ОННП в качестве комплексного стратегического документа, определяющего основные направления политики в фискальной сфере по всем типам обязательных налоговых, страховых и иных неналоговых платежей
В качестве положительного момента надо отметить, что в проекте ОННП уже продекларирована готовность в дальнейшем учитывать неналоговые платежи, уплачиваемые в бюджетную систему РФ в расчете фискальной нагрузки. 
Вместе с тем, представляется необходимым дополнить уже этот проект информацией о результатах проведенной инвентаризации неналоговых платежей, а также о стратегических подходах в данной сфере, включая необходимость единообразных процедур принятия решений по неналоговым платежам. 
Необходимо также иметь в виду, что налоговая нагрузка на бизнес не ограничивается только фискальной нагрузкой, а включает в себя и административные издержки бизнеса, которые он должен нести, исполняя требования законодательства.  Приходится с сожалением констатировать, что рассматриваемый документ не предусматривает действенных мер по сокращению такой нагрузки, а реально вносимые Минфином России через Правительство РФ законодательные инициативы преимущественно направлены на ее повышение. В качестве примера можно отметить предлагаемое внесенным Правительством РФ проектом федерального закона №688389-6 «О внесении изменений в Налоговый кодекс Российской Федерации в части совершенствования налогового администрирования» составление налогоплательщиком описи всех представляемых при проведении налоговой проверки документов с указанием наименования и индивидуальных признаков каждого документа, которая с учетом предлагаемых данным законопроектом требований может составить значительный объем. 
В этой связи участники Парламентских слушаний полагают, что провозглашенный Президентом мораторий должен в полной мере распространяться не только на повышение фискальной нагрузки, но и на появление новых дополнительных обязанностей налогоплательщика (налоговых агентов и плательщиков сборов) или на ужесточение существующих в настоящее время требований к указанным лицам в рамках налогового контроля. Любым принципиальным изменениям системы налогового контроля должны предшествовать общественные обсуждения с привлечением Открытого правительства и Общественной палаты
Существенным фактором повышения налоговой и административной нагрузки на бизнес являются периодически предпринимаемые Минфином России попытки осуществлять «квазизаконодательное» регулирование налоговых правоотношений. Направляемые Минфином разъяснения зачастую содержат не только расширительное толкование норм налогового законодательства, но и прямое искажение этих норм. Так, в письме Минфина России от 20.02.2015 №03-04-06/8370 сделан неадекватный положениям главы 23 Налогового кодекса РФ вывод о необходимости исчисления и уплаты налога на доходы физических лиц при совершении покупки и продажи иностранной валюты. Аналогично письмом Минфина от 20.02.2014 №03-11-11/7276 дается разъяснение о необходимости учета в составе доходов садоводческого некоммерческого товарищества для целей налогообложения сумм поступивших от членов товарищества платежей за постребленную ими электроэнергию, подлежащих перечислению энергоснабжающим организациям, что не соответствует предусмотренному статьей 41 Налогового кодекса РФ определению дохода как экономической выгоды. Таких примеров не единицы. Прекращение подобной практики является необходимым условием обеспечения налоговой стабильности и установления отношений доверия между государством и налогоплательщиками. Более того, необходимо проведение в кратчайшие сроки полной ревизии всего массива подзаконных актов и разъяснений в налоговой сфере.

3. Проект ОННП не соответствует заявленному в нем принципу недопущения увеличения налоговой нагрузки на экономику.
В качестве одного из основополагающих ориентиров налоговой политики на период 2016-2018 г.г. проектом ОННП констатируется «недопущение какого-либо увеличения налоговой нагрузки на экономику». По мнению его авторов, подобный мораторий в ближайшие три года должен обеспечить стабильность налоговой системы и ее привлекательность для инвесторов. Вместе с этим следует отметить, что авторы проекта при планировании отдельных мероприятий налоговой политики не обеспечивают последовательного соблюдения указанного принципа.
В частности, пунктом 3 раздела Ш проекта предусматривается корректировка порядка налогообложения доходов физических лиц «с целью исключения необоснованных налоговых льгот». Представляется, что отмена налоговых льгот, пусть даже необоснованных, несовместима с провозглашенным мораторием на увеличение налоговой нагрузки. 
При этом обращает на себя внимание то обстоятельство, что даже после высказанного Президентом Российской Федерации в его Послании Федеральному Собранию от 4 декабря 2014 года требования о сохранении неизменных налоговых условий на протяжении ближайших четырех лет Правительством внесен в Государственную Думу проект федерального закона №708617-6 «О внесении изменения в статью 149 Налогового кодекса Российской Федерации», предусматривающий исключение технических средств и материалов, используемых для профилактики инвалидности, из перечня освобождаемых от налогообложения налогом на добавленную стоимость товаров.
В качестве увеличения налоговой и административной  нагрузки следует также рассматривать такие предусматриваемые в проекте ОННП меры, как:
установление обязанности восстанавливать НДС по имуществу, передаваемому правопреемнику, не являющемуся налогоплательщиком НДС;
установление обязанности восстанавливать НДС, принятый к вычету по авансовому платежу, в случае, если поставка не состоялась в течение определенного времени;
вопросы, касающиеся уплаты НДС по телекоммуникационным услугам;
выдачу специальных марок налогоплательщикам акциза на алкогольную продукцию только в случае предоставления ими банковской гарантии на уплату соответствующих сумм акциза;
изменение объекта налогообложения НДПИ при добыче руд черных, цветных, драгоценных и радиоактивных металлов и т.д..

4. Проект ОННП не соответствует своему изначальному предназначению – возможности его использования для целей бюджетного планирования, а также для определения экономическими субъектами своих бизнес-ориентиров на планируемую перспективу.
Несмотря на замечания, высказываемые в отношении ОННП предыдущих лет, в представленном проекте ОННП отсутствует анализ уже совершенных изменений по налогам, которые были приняты в предшествующие годы. Авторы ограничились лишь констатацией того, что уже сделано, без какого-либо анализа влияния этих новаций на экономику России в целом, не говоря уже об анализе влияния на отдельные отрасли экономики. Новые предложения по совершенствованию налогового законодательства также не сопровождаются оценкой влияния на доходы бюджетной системы и их последствий для экономики страны в целом.
Также авторами проекта ОННП даже не предпринимается попытка объяснить причины, по которым не были реализованы отдельные меры, запланированные в предыдущих ОННП. Так, несмотря на то, что в Основных направлениях на 2013 год и на плановый период 2014 и 2015 годов предусматривалось, что «в плановом периоде будет проработан вопрос о целесообразности перехода к налогообложению финансового результата компаний, осуществляющих разработку новых месторождений углеводородного сырья», ни в последующих ОННП, ни в рассматриваемом документе данная проблема не нашла никакого отражения.
Анализ содержания рассматриваемого документа не позволяет дать ответ на вопрос: каким образом Правительство намерено решать проблему увеличивающегося дефицита бюджетов бюджетной системы Российской Федерации? Планируя введение весьма значительного количества новых налоговых льгот и преференций, проект ОННП практически не предусматривает действенных налоговых механизмов, направленных на увеличение доходной части бюджетов регионов и муниципалитетов.
Вызывает сомнение актуальность содержания рассматриваемого документа. Необходимо отметить, что значительная часть законодательных мер, запланированных в указанном документе, к настоящему моменту уже реализована в принятых Государственной Думой федеральных законах  либо планируется к реализации до окончания весенней сессии текущего года. Таким образом, представляется, что к моменту одобрения Правительством настоящего документа практически все запланированные в нем законодательные меры будут реализованы. При таких обстоятельствах возникает обоснованный вопрос – какие меры в сфере налоговой политики будут предприниматься Правительством в оставшийся период планируемой трехлетки?
Обращает на себя внимание избыточно общий характер формулировок рассматриваемого документа. Так, например, даже теоретически не позволяют сделать однозначного вывода о направлениях налоговой политики на ближайший трехлетний период следующие меры: «..предполагается уточнение порядка освобождения отдельных видов доходов,…уточнение отдельных положений по налогообложению выигрышей  в лотереи», «уточнить нормы Кодекса, касающиеся вычетов по имущественным правам», «уточнить размер НДС, подлежащего восстановлению…», «уточнить порядок определения налоговой базы…», «уточнение действующего порядка освобождения от уплаты авансового платежа акциза…», «анализ практики применения НДПИ …с целью изменения существующих подходов к определению основных элементов налогообложения», «подготовка предложений о приведении положений главы 26 Кодекса в соответствие с нормативной правовой базой…», «проработка возможности определения объектом налогообложения…», «рассмотрение целесообразности передачи региональным органам власти полномочий…», «подтверждают необходимость детального анализа..», «помимо анализа … проанализировать…», «предполагается пересмотр требований…», «уточнение порядка применения методов..», «уточнение условий…», «уточнение полномочий Федеральной налоговой службы и территориальных налоговых органов…» и т.п.
Представляется очевидным, что подобные формулировки не дают возможности пользователю ОННП получить даже самое общее представление о направленности планируемых мер на сокращение налоговой и административной нагрузки либо, напротив, на ее увеличение. Включение в ОННП такого рода положений не только лишено какого-либо практического смысла, но и наносит прямой вред в плане формирования негативных общественных настроений, зачастую безосновательных.
При этом необходимо отметить, что в рамках предварительного обсуждения проекта ОННП на совещании у Председателя Правительства Российской Федерации было обращено внимание Минфина России на бессодержательный характер значительной части положений данного проекта и Д.А.Медведевым было предложено либо конкретизировать содержание соответствующих положений, либо исключить их из документа. Однако представленный в Государственную Думу проект ОННП в этой части каких-либо изменений не претерпел.
При таких обстоятельствах представляется сомнительной ценность рассматриваемого документа как для целей осуществления бюджетного планирования, так и для определения экономическими субъектами своих бизнес-ориентиров на планируемую перспективу.

5. Рассматриваемый документ не предусматривает реальных мер по преодолению негативных последствий создания консолидированных групп налогоплательщиков для бюджетов бюджетной системы страны.
Участники парламентских слушаний обращают внимание на то, что острота проблемы обеспеченности доходами региональных и местных бюджетов в связи с действием положений Налогового кодекса РФ о консолидированной группе налогоплательщиков (КГН) значительно обострилась по сравнению с предыдущими годами. В частности, в проекте ОННП отмечается, что по итогам 2014 г. функционирование КГН привело к снижению поступлений налога на прибыль организаций в размере 127 млрд. рублей в 38% субъектов Российской Федерации (32 регионах). При этом по данным предыдущих Основных направлений, применение КГН за 2013 г. привело к снижению поступлений налога на прибыль организаций в размере 44,6 млрд. руб. в 28% субъектов Российской Федерации (23 региона). Поступления в консолидированные бюджеты субъектов Российской Федерации в результате создания КГН снизились в 2014 году на 65,1 млрд. рублей против 24 млрд. рублей в 2013 году.
О подобных последствиях Государственная Дума предупреждала Правительство при принятии Федерального закона от 16.11.2011 №321-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации в связи с созданием консолидированной группы налогоплательщиков».
Необходимо отметить, что авторы ОННП вместо разработки конкретных мер, направленных на нейтрализацию или хотя бы минимизацию негативных последствий создания КГН для бюджетной системы Российской Федерации, лишь ограничиваются констатацией того факта, что «итоги функционирования нового механизма налогообложения прибыли консолидированных групп налогоплательщиков в 2014 году подтверждают необходимость детального анализа» с учетом определенных особенностей. При этом каких-либо конкретных мер по преодолению негативных последствий функционирования данного института, как и в предыдущих ОННП, не предлагается. Вызывает удивление то обстоятельство, что лишь негативный опыт функционирования КГН на протяжении предыдущих трех лет привел авторов документа к выводу о необходимости подобного «детального анализа»; при этом остается труднообъяснимым, какие причины препятствовали проведению такого анализа ранее.
При этом обращает на себя внимание то обстоятельство, что в первоначальной редакции проекта ОННП констатировалось отсутствие каких-либо серьезных проблем, связанных с функционированием этого института. Лишь последующее обсуждение данной темы вынудило Минфин признать наличие таких проблем. В частности, в докладе Министра финансов Российской Федерации А.Г.Силуанова была высказана озабоченность проблемой уменьшения доходов субъектов Российской Федерации в связи с созданием КГН и выражена готовность поддержать продление введенного на текущий год ограничения на вступление в силу зарегистрированных налоговыми органами договоров о создании КГН, а также изменений в действующие договоры, связанные с присоединением к КГН новых участников, еще на 3 года.
В целях недопущения дальнейшего обострения ситуации с уменьшением налоговых поступлений в региональные и местные бюджеты участники парламентских слушаний разделяют высказанную в ходе настоящих слушаний позицию Министра финансов Российской Федерации А.Г.Силуанова о целесообразности продления указанного моратория, что позволило бы произвести детальную отработку механизмов компенсации выпадающих доходов субъектов Российской Федерации, проведение глубокого анализа практики администрирования уплаты налогов участниками КГН. Лишь по результатам подобной работы может быть сделан обоснованный вывод о сохранении, реформировании либо упразднении данного института.
Вместе с этим представляется, что продление моратория на создание новых и увеличение действующих КГН необходимо исключительно для "чистоты эксперимента" в целях проведения системного анализа влияния данного института на экономику страны. Однако при этом необходимо вспомнить, что КГН был введен в качестве альтернативы сложному и непрозрачному институту контроля за трансфертным ценообразованием. Таким образом, основные проблемы, связанные с КГН, требуется решать не "замораживанием" допуска к КГН, а принятием соответствующих концептуальных решений в сфере контроля за трансфертным ценообразованием. В этой связи Государственная Дума настаивает на детальном рассмотрении своих антикризисных предложений в этой части, в том числе, по отмене контроля за трансфертным ценообразованием по сделкам внутри страны, представленных в Правительство РФ ранее. 
         Следует отметить, что при принятии закона о консолидированной группе налогоплательщиков статс-секретарь – заместитель Министра финансов Российской Федерации С.Д.Шаталов заявлял о том, что все выпадающие в связи с созданием КГН доходы бюджетов субъектов Российской Федерации будут компенсированы из федерального бюджета. Вместе с тем в 2014 году таких компенсаций не производилось. В связи с этим представляется, что при принятии федерального бюджета на очередной плановый период в нем должны быть заложены средства, необходимые для полной компенсации региональным бюджетам соответствующих выпадающих доходов. Аналогично должен быть решен вопрос и в отношении выпадающих доходов 2014 года. Это должно быть сделано при внесении изменений в закон о федеральном бюджете 2015 года.
         Другим негативным последствием функционирования КГН является невозможность достоверного прогнозирования доходов региональных бюджетов в части поступлений уплачиваемого в рамках КГН налога на прибыль организаций.
В качестве меры, позволяющей "сгладить" влияние деятельности КГН на региональные бюджеты, в целях планирования бюджетов предлагается обеспечить финансовые органы субъектов РФ, в которых действуют КГН, доступом к сведениям, составляющим налоговую тайну. При этом авторами по каким-то причинам игнорируется отрицательная позиция, занятая Комитетом по бюджету и налогам с учетом обсуждений, проведенных в Государственной Думе и в Общественной палате РФ в отношении предлагавшего данную меру законопроекта №655468-6
«О внесении изменений в статью 102 Налогового кодекса Российской Федерации» (в части доступа должностных лиц финансовых органов субъектов Российской Федерации и муниципальных образований к сведениям, составляющим налоговую тайну), внесенного Правительством РФ. Проблематично утверждать, что реализация подобной меры способствовала бы компенсации выпадающих доходов региональных бюджетов, однако, не подлежит сомнению, что данная мера явилась бы очередным инструментом давления на налогоплательщиков в условиях отсутствия у субъектов Российской Федерации иных реальных возможностей компенсировать свои выпадающие доходы.
 
6.Предлагаемые проектом ОННП меры по поддержке малого бизнеса явно недостаточны для обеспечения его устойчивого развития. 
Как и ранее, в рассматриваемом проекте ОННП в очередной раз декларируется задача увеличения доли малого бизнеса в российской экономике и заявлена необходимость его поддержки. Однако, очевидно, что принятые за предыдущие годы меры не позволили достичь желаемых целей, а предоставляемые новые налоговые преференции не дадут планируемых результатов.
Недостатком действующей системы налогообложения малого бизнеса является чрезмерная зарегулированность на федеральном уровне всех элементов взимаемых с него налогов. Полномочия субъектов Российской Федерации и, тем более муниципалитетов, в налоговой сфере остаются весьма ограниченными. Сложившаяся практика регулирования налоговых правоотношений не учитывает того факта, что изменения в этой сфере затрагивают интересы большого количества субъектов экономики страны.
В проект ОННП включены очередные предложения по изменению патентной системы налогообложения. На нее возлагались и продолжают возлагаться довольно большие надежды, однако до настоящего времени при ее применении возникает ряд трудностей, а сама система пользуется популярностью лишь у 3,5 % индивидуальных предпринимателей, остальная часть отдает предпочтение иным налоговым режимам. 
Непопулярность патентной системы в значительной мере связана с тем, что реальные доходы многих предпринимателей зачастую ниже, чем им вменяют региональные власти. Причем уровень потенциальной доходности по одним и тем же видам деятельности в разных регионах может различаться на порядок, что свидетельствует о том, что размер налоговой базы зачастую устанавливается исходя из субъективных критериев. Соответственно, в регионах, где введены чрезмерно высокие уровни потенциальной доходности, предприниматели предпочитают не брать патенты, а пользоваться иными специальными налоговыми режимами либо работать вообще без какой-либо регистрации. 
Следует отметить, что существующая модель налогообложения в совокупности со взносами на обязательное социальное страхование не вполне пригодна для микробизнеса, в том числе и так называемого самозанятого населения. При небольшом годовом доходе фискальная нагрузка (налог по специальному налоговому режиму и страховые взносы) может значительно превышать среднюю налоговую нагрузку по экономике. С другой стороны, для налогоплательщиков с доходами в десятки миллионов рублей предлагается снижать бремя вплоть до одного процента. Было бы логично установить такой же уровень и для тех, кто получает небольшие доходы (до одного миллиона рублей в год).
В этой части участники парламентских слушаний предлагают рассмотреть возможности: 
введения для лиц, чьи доходы в год не превышают 1 млн. рублей, ежегодной пошлины при их регистрации взамен уплаты стоимости патента;
уплачивать НДС субъектами, применяющими специальные налоговые режимы. При отсутствии такой возможности налоговая льгота по НДС фактически превращается в существенный барьер для развития малого бизнеса.
Обращает на себя внимание то обстоятельство, что все предлагаемые авторами ОННП меры по поддержке малого бизнеса, как и подавляющая часть мер налоговой политики в целом, планируется осуществить за счет средств региональных и местных бюджетов, в том числе за счет поступлений в указанные бюджеты от федеральных налогов. В целом поддерживая передачу полномочий в налоговых правоотношениях на региональный и местный уровень власти, следует согласиться с Министром экономического развития А.В.Улюкаевым в отношении необходимости обеспечения мер бюджетной поддержки регионам, которые будут вводить стимулирующие меры себе в "убыток". Без оказания такой поддержки региональным бюджетам любые меры, направленные на поддержку малого бизнеса,  останутся простой декларацией.
Также вызывает вопрос вариативность концептуальных подходов работы Правительства при определении возможности самозанятым лицам, не имеющим наемных работников, уплачивать налог с дохода и страховые платежи в особом порядке, поскольку в тексте проекта ОННП предлагается предусмотреть соответствующие особенности в рамках патентной системы налогообложения, а в докладе Министра финансов Российской Федерации А.Г.Силуанова на настоящих парламентских слушаниях и выступлении заместителя Министра финансов С.Д. Шаталова при представлении ОННП в Открытом Правительстве было заявлено, что такие лица будут платить налог "по аналогии с мигрантами", то есть, в рамках НДФЛ. 
Также участниками Парламентских слушаний в качестве проблемы, требующей отражения в ОННП, было отмечено постоянное возрастание объемов налоговой отчетности, что является значительным препятствием для развития малого предпринимательства, как, впрочем, и других форм бизнеса. Данное обстоятельство, наряду с другими поступающими от бизнеса сигналами о чрезмерном объеме налоговой отчетности и сложности ее составления, требует серьезной работы Правительства по изменению подходов к формированию этой отчетности.
 
7.В рассматриваемом документе отсутствует анализ возможности внедрения эффективных механизмов налогообложения в сфере добычи природных ресурсов.
В рекомендациях парламентских слушаний, проведенных в Государственной Думе 13.05.2013, 15.05.2014 и 13.03.2015 отмечалась эффективность применяемых в налоговых системах ряда развитых нефтедобывающих стран механизмов налогообложения добычи природных ресурсов на основе результатов финансово-хозяйственной деятельности организаций (налог на финансовый результат) и целесообразность реализации механизмов перехода на данный налог. Указанный вопрос неоднократно обсуждался в федеральных органах государственной власти и в экспертном сообществе. Как уже отмечалось выше, в Основных направлениях на 2013 год и на плановый период 2014 и 2015 годов переход к налогообложению финансового результата компаний, осуществляющих разработку новых месторождений углеводородного сырья оценивался в качестве перспективного направления развития системы налогообложения в указанной сфере.
Вместе с этим, данная проблема не получила отражения в рассматриваемом документе. Указанное выше предложение продолжает оставаться весьма актуальным, принимая во внимание, что данная форма изъятия ренты является наиболее эффективной с экономической точки зрения (учитывает не только динамику мировой конъюнктуры, но и в полной мере экономику разработки месторождений). При этом переход к налогу на финансовый результат на первом этапе может быть осуществлен в качестве пилотного проекта для территориально ограниченного круга месторождений начиная с 2016 года с возможным последующим распространением действия нового налогового режима на всю отрасль.
В Рекомендациях парламентских слушаний 13.03.2015 содержалась просьба к Правительству Российской Федерации ускорить подготовку официального заключения на подготовленный Думой Ханты-Мансийского автономного округа – Югры проект федерального закона «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и Бюджетный кодекс Российской Федерации», предусматривающий введение налога на финансовый результат. Однако и к настоящему моменту, по прошествии более чем семи месяцев с даты поступления законопроекта в Правительство, соответствующее заключение по нему отсутствует. Представляется, что даже отрицательное отношение Минфина России к данному законопроекту не может нарушать конституционное право субъектов законодательной инициативы. Данное право, в частности, означает, что определять судьбу законодательных инициатив может исключительно парламент, а не налоговый департамент Минфина.

8. Иные важные вопросы налоговой политики, не нашедшие отражения в проекте ОННП.




Еще по теме:
Российские парламентарии одержали победу над сборной парламентариев мира. Фоторепортаж Российские парламентарии одержали победу над сборной парламентариев мира. Фоторепортаж
21 октября IX Международные парламентские игры завершились гала-матчем по футболу между сборными командами парламентариев России и парламентариев мира.

Прощание с Иосифом Кобзоном. Фоторепортаж Прощание с Иосифом Кобзоном. Фоторепортаж
2 сентября в Концертном зале им. П.И. Чайковского прошла гражданская панихида по Иосифу Давыдовичу Кобзону.

Вячеслав Володин: Необходимо принимать решение. Это решение назрело, и его откладывать просто-напросто опасно Вячеслав Володин: Необходимо принимать решение. Это решение назрело, и его откладывать просто-напросто опасно
21 августа в Госдуме состоялись парламентско-общественные слушания на тему: «Совершенствование пенсионного законодательства».

Бульварное кольцо фестиваля «Времена и эпохи». Фоторепортаж Бульварное кольцо фестиваля «Времена и эпохи». Фоторепортаж
Одной из значимых площадок фестиваля можно считать Тверской бульвар

Госдума завершила весеннюю сессию. Фоторепортаж Госдума завершила весеннюю сессию. Фоторепортаж
27 июля Госдума провела завершающее пленарное заседание весенней с традиционным исполнением Гимна России.

Читайте также:
Парламентарии РФ и Белоруссии приняли заявление в связи с миграционным кризисом на белорусско-польской границе
  • 2 декабря 2021
  • 19:32


Парламентарии РФ и Белоруссии приняли заявление в связи с миграционным кризисом на белорусско-польской границе
Анатолий Выборный: «Паспорт здоровья» вместо иностранного QR-Кода
  • 2 декабря 2021
  • 19:30


Депутат Госдумы Анатолий Выборный предложил заменить понятие «QR-код» на «паспорт здоровья».
Профессионалы поддержали предложения российского Правительства о введении QR-кодов на транспорте и в общественных местах
  • 2 декабря 2021
  • 13:37


На заседании Национальной медицинской палаты, в котором приняли участие представители большинства российских регионов, было принято решение единогласно поддержать предложения Правительства по внесению изменений в законодательную базу РФ. Поправки предполагают введение для граждан QR-кодов на транспорте и в общественных местах.

информ-24,дума, Парламентские новости, парламент, государственная дума, новости, Васильев, Игошин, Зюганов, Миронов, Жириновский, Резник, новости дня из госдумы,законодательство, политические заявления, актуальный репортаж, культура, общество, экономика, аналитика, борьба с коррупцией, политика, здравоохранение, наука

Наверх